От времён доисторических до прошлого века

Люди издревне селились у слияния Дона и Темерника. В IV-III тысячелетие до н. э. на правом берегу Темерника существовало Нижне-Гниловское поселение.
В античную эпоху Темерницкое городище вошло в так называемую «цепочку», состоящую из девяти древнегреческих поселений к востоку от Танаиса. Возможно, греки поселились на берегах реки после разрушения Танаиса в 14-м году до н. э. боспорским царем Полемоном. Некоторые жители впоследствии вернулась на руины своего города, но многие осталась обживать новое место. На левом берегу Темерника располагался собственно городок танаитов, на правом — некрополь. Остатки валов древнегреческих укреплений и сейчас видны по обе стороны от моста на проспекте Стачки.

После нашествия гуннов поселения на берегах Темерника исчезают. Следующий этап истории реки начинается во времена Азовских походов Петра I. В 1695 году в устье Темерника были постороены три больших барака и несколько палаток «гошпитального двора», а в версте от впадения в Дон, на месте бывших валов античной крепости, — судоверфи для мелкого ремонта и дооснастки галер. Тут же, на берегу Темерника, Пётр посадил знаменитый «дуб Петра Великого», который впоследствии предприимчивые ростовцы пустили на мебель, снабдив соответствующей табличкой. После провального Прутского похода 1711 года, когда Азов был возвращен Порте, граница России и Турции была определена по Темернику. Рубежи империи прибыли охранять специальные войска.

В 1713 году был учрежден Темерницкий форпост, выполнявший таможенные функции, у которого возникли временные поселения. В 1739 году на обоих берегах реки выросли Темерницкая таможня и небольшая Донецкая крепость на Мертвом Донце, на территории нынешнего Железнодорожного района Ростова. В это же время а правом берегу переселившиеся запорожцы основали станицу Гнилая Тоня (будущая Гниловская). На левом возникли Доломановский форштадт, где дислоцировался Азовский казачий полк, Солдатская, Полуденная и Купеческая слобода (в районе Богатого колодезя) и поселение Рогов стан (Александровка). Ближе к таможне — порт и купеческие склады. А поскольку «не стоит село без праведника», на берегу Темерника появилась и первая ростовская церковь — святого Димитрия (в самом начале улицы Дмитриевской, ныне улицы Шаумяна).

Дабы держать имперские рубежи «на замке», одной таможни и Азовского полка в неспокойном краю было явно мало. Прежняя крепость святой Анны, на Васильевских буграх, из-за переноса границы к морю уже утратила свое военное значение. В 1758 году особый комитет, состоящий из артиллерийских и инженерных генералов и штаб-офицеров, утвердил непременный и временный проекты строительства новой крепости. 13 сентября 1761 года государыня подписала Указ о наименовании ее крепостью святого Димитрия Ростовского «для защиты населения от турок, татар и ногаев». Здесь же царственная десница добавила на всякий случай: «дабы держать в страхе донских казаков».

В ходе очередной русско-турецкая войны в 1769 году русские войска взяли Азов и отбили у турок Таганрог. Темерницкая граница ушла в небытие. Земля в плодородной пойме реки была выделена офицерам и солдатам крепости святого Димитрия Ростовского под огороды и сады, высаженные от Темерника вдоль Генеральной балки.

В XIX веке на берегах Темерника со временем возникли многочисленные шерстомойки, мельницы, фабрики. Потомственный почетный гражданин Ростова купец Иван Панченко от Темерника до Доломановского в 1879 году построил огромную писчебумажную фабрику. Еще одну такую же фабрику заводчик возвел уже в верховьях Темерника, ближе к нынешнему СЖМ. Вдоль реки были построены гвоздильный завод Николая Панина, химический Александра Болдырева, кафельный Ивана Трифилова, кирпичные Петра Ильина и Ивана Леванидова. Рабочие этих заводов, как правило, жили на другом берегу Темерника, в Бессовестной слободке, ставшей впоследствии Темерницким поселением. Мостов на реке до конца века не было. Сообщение с Бессовестной слободкой осуществлялось баркасом и паромом. Каждому из темерницких предприятий нужна была вода, которую спокойно забирали у безропотной реки. Сливали туда, естественно, отходы вредных предприятий безо всякого намека на их очистку. Первой на это среагировала рыба — о лещах, сазанах и судаках пришлось напрочь забыть. В результате беспощадной эксплуатации течение Темерника постепенно замедлилось, началось неизбежное заиливание и заболачивание. Питающие его ключи оказались занесены. Темерник в низовьях начал мелеть и превращаться в клоаку.

Потянувшиеся на юг железные рельсы требовали места для будущего мощного транспортного узла Владикавказской дороги. В декабре 1872 года думой под нужды дороги были отведены заболоченные городские земли в низовьях Темерника. В течение нескольких лет вся местность от нынешнего Ботанического сада до устья реки была засыпана землей, болото осушено, камыш выкошен. Засыпали болото настолько тщательно, что соседняя с депо затемерницкая улица Нижне-Луговая оказалась на сажень ниже уровня железнодорожных мастерских.

В конце XIX века в городе были проложены первые линии ливневой канализации одновременно с постройкой Генерального коллектора. Сначала это были открытые лотки для пропуска атмосферных вод, построенные вдоль Скобелевской (Красноармейская), Пушкинской улиц, Большого (Ворошиловского) проспекта и др. Вода по ним спускалась в Темерник и Дон. Темерницкий коллектор длиной до 1100 м вбирал в себя сточные воды северной части Ростова. В зарешеченные ямки жители беззастенчиво сливали и бытовые отходы — запах радовал ростовцев свыше версты по коллектору и далее — по Темернику. Для пересечения лотка были перекинуты мостики, наиболее широкий из них на Таганрогском проспекте. Только в 20-е годы XX века здесь проложили подземную канализационную сеть и отдельную ветку ливневки. Береговой коллектор принимал стоки южной части Ростова, а в дальнейшем и Нахичевани. Проходил он вдоль набережной (2500 м) от Богатяновского переулка до Темерника и сбрасывал стоки будущего мегаполиса в Темерник. Доказанного вреда в то время не находили.

Специальные исследования комиссии Русского технического общества в 1906-07 годах показали, что Дон, при наименьшем секундном расходе в 184 кубометра, обладает способностью к самоочищению, и уже через 1,5 км от места выпуска исчезают все следы загрязнения стоков. С этим были решительно не согласны жители станицы Гниловской, мимо которых эти «исчезнувшие следы» ежедневно проплывали. В 1905 году станичное правление Гниловской затеяло целую тяжбу с Ростовом о закрытии Генерального коллектора. В ходе тяжбы было установлено, что«весь берег Дона от устья Темерника на протяжении нескольких верст покрыт бурого цвета зловонной жидкостью, слой которой местами достигает двух аршин». Чтобы добыть себе чистую воду для питья жителям станицы приходится делать мостки и идти по ним на расстоянии 10-15 саженей от берега, а полученную водуотстаивать в кадках или очищать содой. В результате был созден проект соорудить на коллекторе биологической станции по обеззараживанию нечистот, не принятый Областном правлением из-за болльших сроков реализации и высокой стоимости. Другой проект — осветление сточных вод признан правлением паллиативом, проблемы не решающим. Городской Думе, во избежание появления очередной холерной эпидемии, предложено было организовать подвоз питьевой воды для Гниловской. Но комиссия городской управы во главе с инженером Петром Горбачевым (будущий городской голова) решила, что «вода в гниловских колодцах ничем не хуже Богатяновской, а если она не удовлетворяет вкусам жителей, те должны сами позаботиться о ней. Тем более, что загрязняют воду в Дону не только ростовчане, но и все, кто по Дону ходит». Загрязенение Темерника продолжалось.

В предреволюционные годы велись большие работы по переустройству железнодорожного узла и строительству нового разводного моста через Дон. Тогда же было решено перенести выводной участок коллектора подальше от центра города. Для этого требовалось построить дюкер под Темерником. Часть работ была выполнена еще в 1914 году, но конечный участок коллектора и сам выпуск в Дон не были закончены, а дюкер не соединен с береговыми участками коллектора. Вследствие этого канализационные стоки без всяких биостанций продолжали выпускаться в Темерник. Заводы, построенные в ходе индустриализации, так же сливали промышленные стоки в Темерник и его приток — ручей Безымянный.
Только в семидесятые годы Ростов обзавёлся единой системой канализации. Правда, реке это не помогло.

При написании этой страницы использованы материалы работ ростовского историка и писателя Сергея Валерьевича Кисина.

Нижеследующие сервисы местами со скрипом, но работают. Не стесняйтесь их беспокоить!

+7 863 283-20-38
mprro@donland.ru

«Горячая линия» и почта министерства природных ресурсов и экологии Ростовской области.

Благоустройство Ростова-на-Дону.
Карта свалок от ОНФ.

Разработка: yanval